Последние новости

ТАРО Современного Заклинателя

Богатая классическая символика и удивительно живые детали и цвета в Таро Современного Заклинателя свидетельствуют об идеальном выборе для улучшения ваших гадательных и магических практик.

Образование в ТАРО

1. 0 Дурак -Вечный студент Дурак представляет собой чистый лист, на котором можно записывать приключение и опыт. Эта карта под номером «0» содержит в себе потенциал, согласно которому все возможно...

Башня

Чрезмерная гордыня наказуема, а крах всех наших убеждений ведет к освобождению. Однако при этом существует риск оказаться абсолютно незащищенным на неизведанной территории.

Как происходит работа со сновидением

изображениеВ работе со сновидением с использованием карт Таро есть три основных составляющих: само сновидение, карты Таро и формат консультативной сессии. Соответственно, надо ответить на три основных вопроса:

почему в качестве материала мы используем именно сновидение?
зачем нам карты Таро?
в чем заключается задача консультанта во время терапевтической сессии?

СНОВИДЕНИЕ КАК МАТЕРИАЛ
Работа со сновидением применяется в ситуациях ментального тупика, и в этом смысле она функционально близка к телесно-ориентированной терапии. И то, и другое погружает человека в непосредственное проживание личного, интимного, невербального, исключая из этого процесса рационализирование. Стремление к выстраиванию рациональных моделей, к восприятию мира через рациональные представления очень часто играет с людьми плохую шутку: представляя, они перестают чувствовать. Если вы закроете глаза и ощупаете стол руками, это будет нечто совершенно иное, чем ваша мысль «стол есть приспособление для еды».

Сновидение происходит из смысловой модальности сознания, где смысл — это не мысль, не формулировка, не логическое высказывание, а некое комплексное образование, содержащее и воспоминание, и эмоцию, и восприятие, и представление — все вместе. Это понимание без объяснения. Когда удается пережить чистый смысл, мы склонны называть это внезапной интуицией, прозрением, непосредственным знанием, инсайтом. Однако «поймать» первозданный смысл достаточно трудно, поэтому наше обычное сознание расчленяет его на составные части — воспоминание, эмоцию, восприятие, представление — и производит с ними различные операции, сопоставляя, меняя местами и т.п. Оперирование психическими частностями помогает выстроить вербализируемую картину мира, все объяснить и назвать, увидеть логические взаимосвязи и, в определенной степени, манипулировать окружающим миром с выгодой для себя. Это и есть рационализация.

Когда она заходит достаточно далеко, человек настолько же далеко отходит от непосредственного контакта с зоной собственных, личностных смыслов. Вместо того, чтобы понимать себя, он себя объясняет. Обычно такие люди умны, интеллектуальны и виртуозно обращаются со стихией слова. Они знают о себе очень много, могут развернуто рассказать о своих проблемах и внутренних противоречиях, которые осознают достаточно глубоко и верно. Но одновременно их знание о себе, существующее в виде ментального объяснения, является непроходимой (хотя и прозрачной) стеной, не позволяющей им войти в непосредственный контакт с собой, пережить свои собственные смыслы как таковые. Иными словами, клиент знает о себе и своей проблеме всё, но ничего не может с этим сделать.

Сновидение, воплощая в своих образах смыслы, залегающие в глубоких пластах бессознательного, является неоспоримо личным материалом, принадлежащим непосредственно сновидцу, но при этом и достаточно абстрактным, отвлеченным, как будто не относящимся к интимной зоне. Эти особенности снивидения способствуют решению нашей задачи, которая заключается в том, чтобы нырнуть в бессознательное, выудить оттуда личные смыслы и при этом обойти механизмы защиты, не позволить включиться рационализации. Пока мы обсуждаем вроде бы отдаленные образы и ассоциации, рационализации негде развернуться, и она не включается, а когда произошел инсайт — уже поздно. Таким образом, сновидение — самая короткая дорога к нашей цели.

КАРТЫ КАК ИНСТРУМЕНТ
Сразу следует оговориться, что использовать можно не только колоды Таро, а любые оракулы или специальные карты сновидений Каплан-Уильямса. Подойдет любая система изображений с проработанными и детализированными образами архетипического характера, с которой вы хорошо знакомы (чаще всего я пользуюсь Ошо Дзен Таро). Знакомство клиента с колодой не обязательно и даже нежелательно, поскольку его ассоциации должны быть случайными, а не согласованными с логикой какой-то известной ему системы. Клиенту важнее увидеть собственные ассоциации с картинкой на карте Луна, чем узнать всю матчасть об этом аркане (к слову сказать, чаще всего клиентские ассоциации бывают в рамках смыслового поля арканов, что весьма интересно тарологам-теоретикам, но не имеет большого значения для нашей практики).

Я прошу клиента выбрать самые значимые образы его сновидения — это могут быть люди, предметы, события, процессы и явления. Выбор основывается на ощущении, что это для него почему-то важно. Ощущение значимости может не иметь под собой никаких видимых, логических оснований, но если оно имеется, то его достаточно. К списку образов клиента я добавлю еще две позиции расклада: действующее лицо сновидения (я-сновидящий) и комплексный, обобщенный смысл, который хотело донести сновидение (месседж, или сообщение сновидения). Выложенные таким образом карты и представляют собой материал, с которым мы будем работать, выстраивая ассоциативные ряды. Начало ассоциативного ряда всегда связано с изображением на карте, потом обычно мы приходим к обсуждению событий реальной и/или психической жизни клиента, и только в последнюю очередь мы подключаем к работе соответствующий сновидческий образ.

Почему именно так? Почему не работать со сновидением напрямую? Иначе говоря: для чего нам карты? Образ сновидения слишком болезнен. Даже если он представляется безвредным и безобидным, совершенно нейтральным — он болезненно важен для сновидящего, иначе не был бы «приснён», а после замечен и выбран, верно? Выбирая тот или иной образ, сновидец опирается на смутное или явное ощущение его эмоциональной насыщенности; образ маркирует точку психического напряжения, даже если клиент об этом не догадывается. Поэтому ответом на просьбу консультанта назвать какую-нибудь ассоциацию с приснившимся образом в 99,99% случаев человек испытывает ступор — срабатывает блокировка. Каждый, кто пробовал толковать собственное сновидение, знаком с этим специфическим нежеланием придумывать ассоциации — даже если он обожает одноименную игру и обладает развитым воображением.

Кроме того, образы сновидений подчас бывают довольно конкретны: приснился знакомый или родственник, любимое животное, пожар в знакомом доме, место, с которым связана часть жизни. Человек волей-неволей начинает думать, что его сновидение — про его родственника, про пожар, про его реальные воспоминания и т. д. Но это не так. Приснившийся человек в контексте сновидения может означать, например, качество, черту характера, указать на связанные с ним события, важные для сновидца в данный момент. Мы узнаем об этом из значений карты: если, к примеру, на образ приснившегося знакомого выпал младший аркан, то речь идет точно не о знакомом. В случаях архетипических сновидений (апокалипсис, явление божества, поп-фигура), как будто не связанных с персональной историей, карты являются инструментом, с помощью которого можно обнаружить эту связь.

Карта выглядит по-настоящему нейтральной. Конечно, теоретически мы знаем, что она выпала на конкретный образ и является его отражением в зеркале смыслов, но это так абстрактно, так отвлеченно! Можно себе позволить говорить о карте все, что вздумается. Обычно придумывание ассоциаций к изображению на карте не вызывает затруднений, даже наоборот — это может оказаться лавина образов, через которые психика клиента манифестирует себя абсолютно беззастеничиво и полностью обнаженной. Трудность заключается в том, чтобы увидеть, поймать, схватить то, что обнажается, не заблудившись в разветвляющихся тропинках внутреннего сада. И для этого необходим помогающий практик, консультант.

КОНСУЛЬТАНТ КАК РЕГУЛИРОВЩИК
Следует понимать, что главное в работе со сновидением — это не толкование его консультантом-гадателем, и вообще не гадание. Главное — позволить клиенту самому всё увидеть и сказать. Необходимо направить его, ввести в процесс собственных ассоциаций, в процесс осмысления возникающих образов в контексте его целостного существования, и аккуратно провести по его собственному туннелю к его собственному источнику света. Попутно обнаруживая и уничтожая вместе с ним его внутренних врагов — интегрируя их до полного преображения.

Основная работа консультанта в течение сессии заключается в том, чтобы вовремя задавать наводящие вопросы: что вы здесь видите? Что вам бросается в глаза? Что, по вашему, здесь нарисовано? Клиент сам скажет всю правду о себе. Точнее, он вывалит ее как кашу-малашу на голову консультанта непереваренным комком. И здесь начинается тонкий, хирургически-виртуозный процесс: необходимо увидеть тенденцию, почувствовать слабые точки, узловые моменты. Ни в коем случае не следует теоретизировать, ставить диагноз и классифицировать клиентский случай. Это все можно оставить на потом. Самое правильное — следовать за потоком, но немного в стороне или в отдалении. На некоторой дистанции, чтобы воспринимать целостность, и там, где она нарушается, там, где возникает точка напряжения, ощущать ее кожей, схватывать интуитивно. И тогда задавать вопрос. «А вот это что такое? А почему здесь вот так? Как вот это совмещается с тем, что мы проговорили двумя картами раньше?» Задавая столь острые вопросы (они не только по форме, они и по сути очень острые), чрезвычайно важно занимать тотально принимающую позицию и ничем не руководить. Регулировка процесса с помощью переключения внимания клиента на узловые точки и постоянное отслеживание линий напряжения, чтобы по этим линиям дойти до сути — наиболее подходящая метафора того, чем занимается консультант.

Работа консультанта выглядит минимальной, это помогающая практика. Он как будто ничего и не делает. Иногда, очень изредка, он что-то подсказывает, предлагает или просвещает в области базовых знаний (порой бывает достаточно упоминания об архетипическом значении того или иного фундаментального образа, чтобы клиент тотчас озарился догадкой). Но это требуется лишь в исключительных случаях, когда информация нужна как движущий фактор процесса; основное же правило: придерживаться спонтанности. Помогающий практик дает материал для понимания, но ни в коем случае не делает выводов и не решает за клиента. Основная работа проделывается клиентом: он размышляет, обдумывает, догадывается, осознает, рассуждает, ищет в себе, находит и принимает. Это нелегкая работа.

Клиент — это тот, кто не видит пути. Если бы он видел путь, он не пришел бы за помощью. Клиент имеет дело с запутанной внутренней ситуацией, распутать которую ему мешает собственное сопротивление, нежелание столкнуться с болью, страхом, травмирующими и негативными эмоциями, стремление к рационализированию. Сновидение показывает ему путь, но показывает его в виде зашифрованных образов, расшифровать которые мешает то же самое сопротивление. Как бы хорошо ему ни было известно, что образы сновидения — это шифр, рассказывающий ему о нем самом, возможности расшифровать сообщение самостоятельно у него практически нет. Для расшифровки придется пройти, продраться сквозь ассоциативные ряды, в которых легко заблудиться, не отловив собственное сопротивление, уводящее от сути, поэтому для такой работы нужен направляющий, консультант.

Но консультант — это не тот, кто знает путь. Путь, как ни парадоксально, известен только клиенту, но он не может его увидеть. Консультант может увидеть путь клиента, точнее — почувствовать линию напряжения, которая может вывести клиента к себе самому, на свой путь. Задача консультанта — указать на эту линию клиенту. Указать, но не вести. Консультант — это регулировщик. Он догадывается, где горит зеленый и в какую сторону идет движение. Он показывает туда палочкой. Однако, прежде чем идти, клиент должен убедиться, что ему действительно туда надо.

Впрочем, сновидение обладает собственной целью и миссией, располагает весьма серьезным импульсом, и работа с ним приводит к итогу, скорее похожему на инсайт, нежели на логический вывод. Этот инсайт является тем самым зеленым светом, который горит для клиента и который обладает непреложной субъективной убедительностью. Получение его и является предельной целью взаимодействия помогающего практика и его клиента.

(с) Мудра Ка